09.12.2010

Можно ли победить коррупцию?

Вопрос недели

Валентина Матвиенко, губернатор Санкт-Петербурга:

— Убеждена, что только репрессивными мерами проблему не решить. И те меры, которые принимаются, в частности, в нашем городе, — закон, программы, наши плакаты, которые призывают граждан сигнализировать о фактах коррупции, они дают результат. Кроме того, я уверена, что равную ответственность с теми, кто берет взятку, должны нести и те, кто ее дает.

Александр Карлин, губернатор Алтайского края:

— Ваш вопрос из разряда — можно ли победить преступность? Конечно, это очень серьезная проблема, и решаться она должна в формате всей страны. Но многое можно сделать и на региональном уровне, и мы стараемся сегодня делать все, чтобы искоренить это зло.

Виктория Романченко, бывший следователь ОВД по Кущевскому району, уволившаяся полгода назад:

— Случившееся в моей родной станице — самое страшное проявление коррупции. Не верьте, что власть ничего не знала о бесчинствах местных бандитов, ведь они происходили у всех на глазах. Чтобы победить коррупцию, нужно начинать не с участковых, врачей и учителей, а с тех, кто «крышует» бандитов и их пособников. Мой муж, кстати, тоже следователь, попытался привлечь к уголовной ответственности друга нашего прокурора, а в итоге в отношении его самого возбудили уголовное дело. Вот вам наглядный пример сегодняшней «борьбы с коррупцией».

Николай Винниченко, полпред президента РФ в Уральском федеральном округе:

— Нужно! Но какого-либо одного самого эффективного метода, наверное, нет. Это явление, борьба которым требует комплексного и системного подхода. Возможно, стоит рассмотреть и такой вариант: нормативно закрепить право чиновника получить всю сумму предлагавшейся ему взятки, если он, своевременно уведомив правоохранительные органы о предложении взятки, способствовал задержанию взяткодателя с поличным.

Это даст и профилактический эффект, люди будут просто бояться давать взятки.

Ильдар Ахметов, сотрудник угрозыска, подполковник милиции, Москва:

— Ни одно серьезное преступление в принципе невозможно без коррупции. Скажем, чиновник за взятку сделал преступникам нужные документы. Милиционер «не заметил» перебитый номер на двигателе машины. Или вахтер пропустил в здание за бутылку водки чужого. Тоже ведь — коррупция. А этот чужой вдруг оказался киллером.

Думаю, нужна жесткая политическая воля, когда взяточников, невзирая на чины, будут реально сажать.

Пока же вся борьба, на мой взгляд, — только на уровне деклараций.

Юнус-Бек Евкуров, глава Ингушетии:

— Коррупцию можно снизить, только если есть такое стремление во всех ветвях власти. Что для этого нужно? Публичное порицание коррупционеров — к ним должно быть отношение как к человеку с клеймом на всю жизнь. Категорический запрет тем, кто был уличен в коррупции, работать на руководящих должностях. Взяткодатель должен наказываться даже больше, чем берущий мзду, а возмещение ущерба должно в разы превышать размер самой взятки. И главный вопрос: кто будет бороться с коррупцией? Если сами коррупционеры, то ничего не получится.

Рустам Арифджанов, председатель наблюдательного совета Национальной ассоциации журналистов «Медиакратия»:

— Коррупции столько лет, сколько существует человечество. И она есть во всех странах. Победить ее нельзя, можно значительно снизить. Иначе она просто разъест государство.

«Российская газета», 09.12.2010г.

Фотогалерея