09.12.2010

Юнус-Бек Евкуров: «Мы избегаем тяжелых прогнозов»

В конце октября исполнилось ровно два года, как главой Республики Ингушетия был назначен Юнус-Бек Евкуров.

О первых итогах своей деятельности и перспективах развития республики ее глава рассказал в интервью корреспонденту газеты «Южный федеральный».

- После вашего прихода к власти изменился статус региона - теперь он является административной единицей Северо-Кавказского федерального округа. Назначен полпред, наделенный полномочиями вице-премьера Правительства РФ. Эта административно-кадровая рокировка как-то повлияла на политическую, социально-экономическую жизнь Ингушетии?

- Образование СКФО показало значимость Северного Кавказа для России. Федеральный центр проводит действительно взвешенную политику в регионе. Уже первые инициативы полпреда показывают правильность принятого решения. Для нас принципиально важно, чтобы был контроль над реализацией Федеральной целевой программы «Юг России» и других программ, помощь в решении гуманитарных проблем. Я уверен, что выделение Северо-Кавказского федерального округа из Южного - это точечная помощь региону. Многие вопросы решаются быстрее и эффективнее, и это экономит массу времени для решения текущих задач. Я думаю, что нам легче будет решить и вопросы с беженцами - эта проблема уже более открыта.

- А какова роль личности Александра Хлопонина в самом нестабильном округе?

- Кандидатуру Александра Хлопонина на пост полпреда в СКФО воспринимаю только положительно. Назначение Хлопонина еще раз свидетельствует о том, что федеральный центр выбрал стратегию социально-экономического развития региона. Он имеет хороший управленческий опыт, руководил крупным регионом, успешно занимался бизнесом. Немаловажно и то, что Александр Геннадиевич просто хороший, адекватный человек, который всегда готов помочь. Еще окончательно не вступив в должность, Хлопонин начал оказывать нам существенную помощь в реализации различных проектов.

- Но в адрес полпреда не раз звучали упреки, что он слишком долго присматривается к этим проблемам...

- Северный Кавказ - это очень специфический регион. Он резко отличается от других субъектов Российской Федерации по этносоставу, по политической ситуации, по социально-экономическому статусу. Регионы состава СКФО характеризуются неблагоприятной политической обстановкой и на 80% дотационной экономикой. Наверное, это даже хорошо, что руководитель не пытается с ходу решать такие сложные проблемы. Это лишь свидетельствует о его взвешенном и трезвом подходе ко всем вопросам.

- Что нового предлагает стратегия развития Северного Кавказа конкретно для вашего региона?

- Для Ингушетии приоритетным по-прежнему является социально-экономический блок развития республики. Из направлений, которые вошли в комплексную целевую программу социально-экономического развития Северного Кавказа, Ингушетия, прежде всего, берет курс на развитие агропромышленного комплекса, в частности животноводства, пищевой переработки. Это традиционные для населения Ингушетии занятия. Делаются ставки на развитие строительной отрасли, малого и среднего бизнеса, промышленного производства и развитие туризма, привлечение инвестиций.

Мы готовим соглашение по ряду совместных коммерческих проектов. Есть идея привлекать в бизнес семейные подряды. Работодатель обеспечивает семью сырьем, оборудованием, обучает технологиям производства, а частный производитель расширяет ассортимент предприятия и увеличивает его производственные мощности. Людям – занятость и доход, республике - развитие производства.

- Можно ли сказать, что за последнее время инвестиционный климат в республике значительно потеплел?

- Можно сказать, что есть предпосылки к этому. Ингушетия по многим показателям укрепила свои экономические и социальные позиции, но инвестиционный риск в республике всё же сохраняется. Поэтому основной наш инвестор - это государство.

Наиболее значимым для Ингушетии инвестиционным проектом является создание в рамках проекта ФЦП «Юг России» (2008-2012 гг.) четырех промышленных территорий в Назрановском, Малгобекском, Сунженском районах и городе Карабулаке - общей площадью 200 га. Проект предусматривает строительство инженерной инфраструктуры, включающей объекты газо-, водо-, электроснабжения, мини-АТС, очистные сооружения, автодороги, ограждения. После завершения строительных работ земельные участки будут предоставляться на конкурсной основе и в рамках инвестиционного соглашения частным инвесторам для организации новых высокорентабельных производств.

Республика рассчитывает на увеличение доли частных инвестиций и в сфере топливно-энергетического и туристско-рекреационного комплексов, стройиндустрии и жилищного строительства, для чего разработала свыше 20 проектов. В первую очередь мы, конечно, в качестве инвесторов должны привлекать ингушских бизнесменов, но пока это удается с трудом.

- Экономические форумы - как раз то место, где находят инвесторов. Ингушетия была в числе 20 субъектов Российской Федерации, представленных на Всемирной выставке «ЭКСПО- 2010», прошедшей в октябре в Шанхае. Насколько продуктивным оказался этот форум для вашей республики?

- Незадолго до форума я побывал в Карачаево-Черкесии и увидел там завод по производству китайских автомобилей. Появилась идея реализовать подобный проект и в Ингушетии. В ходе переговоров с китайской стороной мы пришли к договоренности построить совместный завод по производству запасных частей для выпускаемых в России китайских автомобилей. Пока таких предприятий в стране нет, и специалисты полагают, что продукция завода будет востребована. Кроме того, есть договоренность по подписанию соглашения в Магасе с одним из городов Китая, а также нам предстоит совместная работа в сфере агропромышленного комплекса и швейного производства.

- Каков сегодня уровень безработицы в Ингушетии?

- За последние два года в республике наблюдается тенденция к снижению показателей по безработице. Сравните сами: в 2009 году уровень общей безработицы составлял 52,4 %, а на октябрь текущего года этот показатель снизился почти на два процента и составил 50,6 %. Но это всё еще высокий процент для нас. Нет возможности трудоустройства для многих, кто имеет образование. Многие программные проекты направлены на то, чтобы в первую очередь решить проблему занятости населения. В рамках реализации ФЦП «Юг России» (на период 2008-2012 гг.) планируется создание 13 430 новых рабочих мест за счет инвестиционных проектов. В настоящее время в Ингушетии сформирован реестр приоритетных инвестиционных проектов в различных отраслях экономики. Наиболее крупные из них - строительство завода по производству сухих строительных смесей и добавок в бетоны на основе доломитового наполнителя до 40 тыс. тонн в год; строительство кирпичного завода в Назрани мощностью 48 млн. шт. кирпича в год; строительство каскада малых гидроэлектростанций на реке Асса мощностью 15 МВт; создание туристско-рекреационного комплекса в горной части Ингушетии и другие.

И, как я уже отмечал выше, помощь государства в развитии малого и среднего бизнеса тоже должна внести существенную лепту в решение проблемы занятости населения. В Ингушетии функционируют бизнес-инкубаторы, на которые возложена задача практической помощи желающим заняться предпринимательством, под реальные бизнес-планы выплачиваются субсидии, стимулируются те бизнесмены средней руки, которые уже имеют адаптированный бизнес и хотят его расширить.

- Коррупция - один из бичей российской экономики, по вашим неоднократным высказываниям, разрушает и ваши стратегические планы по развитию Ингушетии.

- Я не делаю секрета из того, что прошу содействия федерального центра в некоторых кадровых вопросах. Более того, недавно отправил письмо в администрацию Президента России, где перечислены все громкие дела, в том числе коррупционные, а также по убийствам и похищениям. Я прошу федеральный центр вывести рассмотрение всех этих дел из-под юрисдикции республиканских судов и передать в Северо-Кавказский федеральный округ. То есть, чтобы их рассматривали не здесь, а там, поскольку здесь очень многое завязано на родственных, тейповых связях, да и те, кто должен бороться с коррупцией, зачастую сами являются коррупционерами. Ну, что говорить, это беда общая.

О других субъектах федерации говорить не буду, скажу только об Ингушетии: мы хоть из страха перед законом, хоть по совести, но должны исключить масштабы коррупции.

Есть чиновники, которые живут на зарплату, есть те, которые устраиваются на работу, заранее прикидывая, не какое жалованье получат, а, главное, какой левый доход сулит предлагаемая должность.

- Самый больной на Северном Кавказе вопрос - это терроризм. Ингушетия на себе испытывает всю тяжесть его проявлений. Как далеко продвинулись ваши позиции в борьбе с этим явлением? И вообще, как так случилось, что на Северном Кавказе, где издревле существовала кровная месть, где мужчины взвешивали каждое слово и крайне редко прибегали к силе оружия, появились террористы-смертники?

- На мой взгляд, одна из главных причин сложившейся ситуации кроется в отсутствии элементарного воспитания в семье с учетом нашего менталитета, обычаев и традиций у молодых людей. Родители, прикрываясь отсутствием рабочих мест и т.д., позволяют совершать преступление.

Если бы в головах молодых людей изначально было заложено более четкое понятие о том, что ничто не должно являться причиной, побуждающей взять в руки оружие и, еще хуже, убить человека, - всё было бы по-другому.

Да, фактор отсутствия рабочих мест играет дестабилизирующую роль, но многие бандиты имели рабочие места. У многих из них не вспаханы огороды, многие из них не хотят работать настройках даже тогда, когда их туда устраивают. Это нежелание молодежи работать толкает их на путь легкой наживы.

Надо признать, есть и такой фактор, как жесткие, порой незаконные действия правоохранительных структур. Иногда в бандитскую среду попадают жертвы таких действий силовиков. Но должен подчеркнуть: я считаю, что правоохранителей еще можно понять, когда они в жестоком противостоянии с криминалом порой переступают грань.

Но есть, кроме собственно правонарушителей, еще и та среда, которая им потворствует. Это все те, кто, прекрасно зная, чем занимается их брат, родственник, приятель, в конечном счете, прикрывают их злодеяния.

Для профилактики терроризма, для его упреждения нужна идеологическая база, нужно отвоевывать у него информационное пространство, то есть выбить почву из-под ног.

- Юнус-Бек Баматгиреевич, международный экономический кризис, наверное, внес свои коррективы в ваши планы по реализации социально-экономических программ?

-Текущий год действительно был достаточно сложным. Не только Ингушетия, но и все субъекты Российской Федерации столкнулись с серьезными проблемами. Многие регионы, даже с развитой экономикой, переживают тяжелый посткризисный синдром, сталкиваются с социальными проблемами и падением экономических показателей и, наоборот, увеличением безработицы. Нам же удалось избежать тяжелых прогнозов. В 2010 году деятельность Правительства Республики Ингушетия была связана с выполнением мер по достижению приоритетов социально-экономического развития, налаживанием конструктивного взаимодействия между ветвям и уровнями власти, формированием базы для создания условий экономического роста.

С этой целью утверждены Стратегия социально-экономического развития Республики Ингушетия на 2010-2020 годы и на период до 2030 года, ФЦП «Социально-экономическое развитие Республики Ингушетия на 2010-2016 гг.» и другие проекты.

Газета «Южный федеральный» №45 (458) 24-30 ноября 2010 г.

Фотогалерея