08.11.2010

Интервью А.М. Паланкоева радиостанции "Голос России"

Год назад при поддержке главы Ингушетии Юнус-Бека Евкурова и муфтията Республики с целью сбора средств и строительства Соборного комплекса в Магасе была создана некоммерческая организация - Фонд “АЗАН”. Его возглавил член Совета Федерации, президент Группы «Акрополь», председатель Российско-Турецкого Делового Совета А.М.Паланкоев:

- Ахмед Магомедович, что сделал Фонд за прошедший год?

- Я считаю, что мы достаточно большой этап прошли, хотя внешне кажется, что ничего не произошло. Но мы провели несколько этапов архитектурного конкурса, отработали разные архитектурные варианты строительства мечети и исламского комплекса в целом. Выбрали из множества вариантов один проект. Он был эскизным. Когда начали разбирать его более подробно с точки зрения эксплуатации, содержания, себестоимости строительства, оказалось, что в нем не очень эффективно площади используются, что он не очень удобный - у нас было много претензий к проекту. Мы решили еще один этап пройти. Фактически еще объявили конкурс, в котором участвуют несколько российских и турецких компаний. Выбранный же нами проект служит ориентиром, равняться будем на него, но будет его дорабатывать, чтобы мечеть была не только красивой внешне, но и функциональной, удобной. Я думаю, если такой комплекс будет построен в Ингушетии, то это на ближайшую тысячу лет. Это как раз тот случай, когда нужно семь раз отмерить, и один раз построить. Поэтому мы очень тщательно подходим к проекту. Параллельно мы ведем работу по сбору средств. Так что прошедший год - не потерянное время. Идет тщательная подготовительная работа, которая даст хороший эффект и в плане архитектуры, и в плане оптимальности, и себестоимости проекта.

- Многие проекты, представленные на архитектурный конкурс, выглядели, достаточно помпезно, величественно. На Ваш взгляд, именно такое сооружение и нужно Магасу?

- Я согласен с Вами. В обсуждении проектов участвовали и архитекторы, и общественность, и правительство, и духовенство Республики, и сложилось общее мнение, что проект нужно дорабатывать. Я уже год живу этим проектом. Каждый день прихожу на работу, размышляю, вникаю, нахожу плюсы и минусы в разных проектах, обсуждаю их с коллегами. То есть я нахожусь внутри процесса. А человек, который пришел, посмотрел картинку и через 15 минут заявил: какой хороший проект, какое небо, трава, горы вдалеке! Чисто визуально ему понравилось и все! Я хочу заметить: это мечеть не моя, не Президента, это мечеть народная, поэтому общество должно принимать в обсуждении участие. А мы должны корректировать мнения, поэтому мы и пересматриваем проект, который выиграл конкурс.

- Вы сказали, что к проектным работам присоединяются турецкие компании. Они построили много культовых сооружений в России. Это и мечеть Кул-Шериф в Казани, и мечеть в Грозном. Получается, и Ваш выбор пал на турецких архитекторов?

- Пока нет, пока мы отрабатываем эскизные проекты. Мне нравится высказывание В.Черномырдина: чтобы мы ни делали, все равно получается КПСС. К сожалению, чтобы мы ни получали от турецких архитекторов, у них получается турецкая мечеть. Мы пытаемся это корректировать. Но у турецких партнеров есть большие преимущества: они знают исламскую архитектуру, у них отработаны хорошие технологии строительства бетона, монолита. Поэтому пытаемся взять плюсы у турецких партнеров, их возможности, а что касается местного колорита, то мы работаем параллельно.

- Кто-то от Ингушетии участвует в создании проекта?

- Нет, к сожалению, в Ингушетии нет архитектурных бюро. Есть главный архитектор, Комитет по архитектуре и градостроительству РИ, с которым мы работаем в контакте.

- В начале октября Ингушетию посетила делегация духовенства Турции во главе с Мехметом Актопраком - муфтием одного из районов Стамбула. Что это за район, там проживают ингуши?

- Этот район Стамбула называется Авджилар. Дело в том, что я встречался с муфтием Турции, и он мне сообщил, что они поделили Стамбул на регионы, и договорились, что каждый регион, станет побратимом какой-то стране или республике, равнозначным по количеству жителей. Так получилось, что район Авджилар, в котором проживает более 500 тысяч населения, почти столько же, сколько в Ингушетии, был объявлен побратимом нашей Республики. Меня очень гостеприимно встретило руководство, духовенство района. Я рассказал им, что происходит в Ингушетии, что мы собираемся делать, в том числе и по духовному комплексу, нашел у турецких коллег понимание и поддержку. Я доложил Президенту о своей встрече, и Ю-Б. Евкуров пригласил их в Ингушетию. Такая поездка состоялась. Так что это не ингуши, хотя в Турции есть небольшая ингушская диаспора. Эти люди без каких-либо условий и претензий на дальнейшее влияние готовы помогать нам и финансово, и морально, и материалами. Один из членов делегации - архитектор, директор бюро - сказал, что они бесплатно сделают проект комплекса, на благотворительной основе.

- Турецким гостям понравилось в Ингушетии?

- Времени было мало, тем не менее, у нас очень насыщенная была программа. Гости посмотрели место, где будет строиться комплекс. Посмотрели Магас, им понравился город, новая столица, светлая, чистая. Мы показали исламский университет, им понравилась система образования, хотя там есть материальные сложности, и они в этом тоже обещали помочь. В Турции - традиционный, умеренный ислам, там очень внимательно следят за тем, чтобы не допустить экстремистских идей. Наше духовенство, алимы пришли к мнению, что они одинаково понимают ислам, его принципы. Мы показали гостям горную Ингушетию, они увидели традиционную архитектуру, башни. Очень были впечатлены были этим.

- Муфтий Мехмет Актопрак заявил в Магасе, что турецкая сторона предложила свой проект в качестве подарка республике. Как я понимаю, это не означает, что вы его будете использовать без изменений?

- Нет, конечно. Это тот случай, когда дареному коню в зубы будем смотреть очень внимательно. Турецкие компании очень серьезно подошли к проекту, объездили все старые здания, мечети, которые были построены в Ингушетии, изучали старую архитектуру, подметили какие-то вещи, которые мы сами не замечали. Но даже то, что они дадут, не означает, что это будет окончательный вариант. Мы будем проект дорабатывать?

- Я не случайно спросила: мне приходилось слышать от многих людей, что исламский комплекс в Грозном - это кусочек Турции, а не Чечни.

- Я тоже слышал такое мнение и считаю, что такое имеет право быть: мечеть в Грозном, несомненно, - красивая, но у любого народа есть свои традиции, свой архитектурный опыт, своя история, ландшафт, наконец. Я думаю, что мы имеем хороший шанс создать в Магасе такой комплекс, который будет и украшением города, и духовным центром. Поэтому мы и относимся так внимательно к первоначальному этапу.

- Я знаю, что вопросы, которые выносились на июльскую республиканскую мусульманскую конференцию - о выкупе за невесту и компенсации за убийство - обсуждался имамами с прихожанами мечетей, в населением года полтора. А вопрос о строительстве исламского комплекса в Магасе обсуждался с населением или нет? Может быть, люди бы сказали: постройте нам сначала детские сады и школы, а потом уже исламский комплекс?

- Наверно, есть и такие люди. Но я думаю, в Ингушетии не такого человека, который скажет: нет, мечеть нам не нужна. Тем более что в столице Ингушетии - Магасе - мечети нет. Во-вторых, строительство мечети никак не ущемляет строительство школ, больниц и предприятий. Мечеть строится не на бюджетные деньги, это не инвестиции, это деньги от благотворителей. Поэтому строительство мечети никак не скажется на строительстве социальных объектов. Исламский комплекс - это идея Президента, я считаю, очень хорошая идея. Точнее, он озвучил то, что должно было быть. Столица Республики не может быть без мечети. При этом она не может быть заурядной. Одно цепляется за другое: если центральная мечеть, значит, при ней должно быть и духовенство, и учебное заведение и т.д. Поэтому мы должны построить такую мечеть, которая работала бы на людей сотни лет. Построить так, чтобы это было навсегда.

- Получается, что на Вас ложится очень ответственная миссия. Ахмед Магомедович, творческий процесс может быть бесконечным, но у Вас, наверно, есть сроки окончания подготовительного этапа?

- Я надеюсь, что весной мы начнем строительные работы, первый цикл.

- В процессе строительства вы будете использовать местную рабочую силу?

- Я уверен, что максимально мы будем использовать не только местные рабочие руки, но и ресурсы, и материалы. Естественно, архитектурное сооружение - сложное. Предварительно я думаю, что наверняка будет турецкий генподрядчик, но тем компаниям, с которыми я обсуждал проект, мы на субподряд будем отдавать те работы, которые местное население может выполнить. Причем не только ингушское, но и из соседних республик. Будем смотреть и местный отделочный камень. Может быть, мы организуем разработку месторождений, что бы использовать местный камень при строительстве комплекса. Мечеть построим, а предприятие останется.

- Спасибо.

Ольга Семина,

Спец. корреспондент радиостанции "Голос России"

Фотогалерея