12.01.2004

Анна Андреевна: «Я вернулась в родную Ингушетию потому, что поверила в нашего Президента»

С этих слов началось мое знакомство с 80-летней Анной Андреевной Снеговой. Они шли, чувствовалось, из глубины души, были выстраданы не одной бессонной ночью вдали от родного уголка земли, взрастившей ее и по воле нежданных жизненных обстоятельств оставшейся вне досягаемости.

- Уехала я отсюда в ноябре 1994-го, - не стыдясь своих слез, начала горькую исповедь эта пожилая женщина- Запомнила даже день отъезда – 20 ноября. Это было тревожное время – первые годы после известных событий, время непредсказуемое – так казалось. К тому же многие русские и другие семьи уезжали одна за другой. После распада Чечено-Ингушетии живущие здесь, в Ингушетии, были несколько растеряны, но многие знали, что это – начало многих перемен в лучшую сторону, что теперь у них есть своя республика, свой президент. В общем, новая жизнь. Но, поддавшись слухам, которых было очень много в те смутные годы, я тоже засобиралась в дорогу. Тем более, что звал меня к себе мой единственный сын, живущий со своей семьей в Казахстане.

Все произошло очень быстро – собрала кое-что из вещей и, наскоро попрощавшись с соседями, знакомыми, передав ключ от квартиры, что по улице Комсомольская, уехала. Все осталось там, позади! А в скором времени там, в Казахстане, поняла, что потеряла...

«Все осталось позади» …

... Слушала я нехитрый рассказ Анны Андреевны и, словно на ладони, отражалась вся ее жизнь – с радостями, печалями, сомнениями и разочарованиями.

Родилась она в 1923 году в городе Карабулак Сунженского района. Родители – Ксения и Андрей Снеговы, были людьми простыми, трудолюбивыми и мастеровыми, где бы им ни приходилось работать. Мать трудилась в колхозах – и в Сунженском, и в Малгобекском районах, а отец был землекопом. В семье, кроме старшей Анны, росло еще двое детей – Иван и Татьяна. Вскоре семья Снеговых переехала в станицу Вознесенскую – начиналась одна из первых страниц Малгобека. Андрей Кириллович здесь сразу же нашел для себя работу, прокладывая вместе с другими первостроителями нефтяные линии, словом, шел безоговорочно туда, где нужны были его крепкие надежные руки – никакого дела не чурался. Просто, как и другие, верил в нефтяное будущее Малгобека. Где-то в тайниках души понимал, что участвует в большом, красивом деле, и еще: может, кто вспомнит о нем в будущем...

В такой вот простой семье и росла Анна. С малых лет помогала по дому, смотрела за сестренкой и братишкой. Но к 16-ти годам решила вдруг пойти на работу – участвовала в строительстве одного из первых двухэтажных домов в черте старого Малгобека. Работала в других местах - на буровых, на различных стройобъектах. Неумолимо приближалась страшная веха в жизни – начало второй мировой войны, которая стала Великой Отечественной. Она смешала, исковеркала судьбы миллионов людей, совсем недавно строивших планы на будущее.

-Фронт подкатывался все ближе к Кавказу, - вспоминает Анна Андреевна. – Только вчера, казалось бы, наладилась бесперебойная работа на буровых скважинах, добывающих нефть для нашей страны. Но когда немцы были на подступах к Моздоку, последовал приказ о ликвидации этих скважин: мы все забивали их в спешном порядке, чтобы наше «черное золото» не досталось врагу. Я с подругами – Феней Куксиной, Тосей Самсоновой, одноклассницами по Вознесенской средней школе № 1, где мы окончили 7 классов до войны, - и кукурузу собирали для лошадей наших солдат, и на огородах работали, и окопы рыли. Позже, тоже во время войны, нас вызвали по повестке и предложили учиться в ФЗО, на шестимесячных курсах слесарей-ремонтников подземного ремонта скважин. Нас было пятнадцать бригад. Шли ожесточенные бои за Малгобек, он был захвачен фашистами: но живущие здесь люди вместе с нашими солдатами вынесли всю тяжесть войны на своих плечах. 3 января 1943 года наш Малгобек был освобожден от вражеских захватчиков...

И теперь нашлось дело для Анны Снеговой и ее подруг. Они работали на нефтепромысле: откапывали электрический кабель – наворачивали на кольцо и таскали на себе: жизнь на нефтяных скважинах потихоньку налаживалась. Работали девушки и по основной приобретенной в войну специальности: слесарями-ремонтниками подземного ремонта скважин, работали и на восстановлении красивейшего некогда клуба им. Чкалова, что на участке Картофельный, и дорогу строили в сторону п.Горагорск.

С 1950 года она работала грузчицей, рабочей склада транспортной конторы НГДУ «Малгобекнефть», позже – грузчиком 3 разряда в конторе глубокоразведочного бурения треста «Малгобекнефть», затем линейным диспетчером, электриком, табельщицей, слесарем-трубопроводчиком. А с 15 марта 1978 года Анна Андреевна Снегова стала уже пенсионеркой – ее торжественно проводили на заслуженный отдых...

Анна Андреевна, несмотря на свои восемьдесят лет, довольно подвижная. И памятью Бог ее не обидел: помнит мельчайшие подробности своей жизни, события, касающиеся истории нашего города и района, а уж о родной станице Вознесенской готова говорить часами – ведь здесь прошла вся ее сознательная жизнь.

... Уехав отсюда, Анна Андреевна не нашла покоя на чужбине – у сына была своя семья, его не волновали сомнения матери – есть крыша над головой, сыта, обута, одета, что еще нужно?! Но на душе у нее с каждым днем, с каждым годом становилось все горше и горше: жадно прислушивалась к теленовостям, впитывала в себя всю информацию, рассказывающую о родной Ингушетии, которая уже обрела государственность и потихоньку становилась, как говорится, на ноги. Она строилась, развивалась, становилась лучше и красивее.

«Это было невыносимо, - говорит Анна Андреевна, бережно поглаживая пожелтевшие от времени свои документы, различные справки, копии – главное ее богатство на сегодня – маленькими морщинистыми с синими прожилками вен руками, - невыносимо находиться далеко от родной станицы, от людей, живших многие годы рядом со мной, от родины – ведь я родилась в Сунженском районе, жила и работала до старости в Малгобеке. Там, в Малгобеке, были могилы моих родных и близких... Я твердо решила про себя вернуться домой, в свою Ингушетию. Там, в Казахстане, по телевидению много рассказывали о нынешнем Президенте Ингушетии Мурате Магометовиче Зязикове. Я слушала его неторопливую речь по различным поводам, и все чаще мысленно обращалась к нему за помощью – я поверила в него, в его человечность. И, видно, что он очень добрый, порядочный человек, деликатный и чуткий.

Я решила вернуться домой, в Ингушетию. В Российском консульстве в г. Уральск Казахстана меня отговаривали: мол, никто вас там не ждет и не примет обратно... Но я махнула на все официальные премудрости, даже не выписывалась оттуда, и, как на крыльях, приехала сюда, домой.... Я не прошу отдельного жилья, пусть какую-нибудь комнатку помогут найти. Лишь бы находиться дома! Здесь – мои корни. Здесь прошла моя жизнь, здесь мне и умирать, когда срок выйдет... Здесь и только здесь!...

«Надеюсь на лучшее»...

Мы сидели с Анной Андреевной в кабинете у заведующей детскими яслями № 3 г. Малгобек Таисии Васильевны Чуриловой, которая присутствовала при нашей беседе. Собственно, Таисия Васильевна является членом городского актива по работе с русскоязычным населением и именно к ней обратилась Анна Андреевна за помощью, не застав на месте председателя комиссии по работе с русскоязычным населением администрации г. Малгобек Лизу Бекхановну Гайтукиеву: в день ее приезда она еще была, оказывается, в отпуске. Отступая немного, скажу: многие, уехав отсюда в соседние республики, края, связь тем не менее поддерживают со своими бывшими соседями, знакомыми, друзьями, оставшимися здесь, – душа тянется к родным местам, тем более здесь похоронены их родные. Приезжают к могилам близких и перед христианскими праздниками, и в любое другое время, зная, что здесь их примут всегда. Дом Таисии Васильевны всегда распахнут навстречу всем, кто приезжает сюда, чтобы прикоснуться к своему прошлому, к чему-то памятному для них. Насколько я знаю – у нее часто гостят Темираевы, Ореховы, Зеленюки, Арбузовы и многие другие: не рвется ниточка добра, связывающая их с действительно родным городом.

- Вот и я пришла к Таисии Васильевне, - пояснила Анна Андреевна. – Конечно, я пойду опять в администрацию города. Ну, а пока хотелось бы услышать от Таисии Васильевны – как она думает, примут ли меня здесь? Ведь мне уже 80 лет, что делать дальше, не знаю. Я теперь – еще вдобавок к моим проблемам – гражданка республики Казахстан, ведь в спешке, не выписывавшись, уехала оттуда. А как быть с пенсией – без российского паспорта дадут ли мне ее? Где теперь буду жить? Где мне голову преклонить?.. Но сердцем чувствую, помогут мне – здесь добрые люди...

Конечно, бессмысленно было говорить этой уставшей от жизненных неудач, навалившихся на нее в последние годы, женщине, что нужно было сначала обратиться с письмом сюда, в Ингушетию, чтобы здесь имели ее ввиду для приема обратно, ведь решивших вернуться обратно и официально заявивших об этом уже немало. Немало приезжающих и таких, как Анна Андреевна – по собственной инициативе. Как, например, недавно из Новопокровского района Краснодарского края Инна Михайловна Чеботарева с детьми – сыном Виктором 1993 года и дочерью Светланой 1995 года. И тоже обратилась в администрацию нашего города. Устроилась в своей некогда родной станице Вознесенской, пока у своей знакомой бабушки. По словам Лизы Гайтукиевой – заместителя главы администрации города, председателя комиссии по работе с русскоязычным населением администрации г.Малгобек, сейчас решается вопрос с трудоустройством Инны Михайловны...

Да, люди в нашу республику возвращаются, вполне осознав, что жить вдали от родных мест, где прошло их детство, их юность, а то и почти вся жизнь, им уж невмоготу. И, бесспорно, находят здесь и понимание, и поддержку. Получают снова здесь жилье, по желанию – земельные участки, устраиваются на работу – и они вновь обретают спокойствие и уверенность в себе.

Возвращению людей в немалой степени способствует утвержденная Правительством нашей республики постановлением от 14 октября 2003 года республиканская целевая программа «Возвращение и обустройство русскоязычного населения, ранее проживавшего в Республике Ингушетия» на 2004-2010 годы.

«Своевременно и актуально».

«Практически со дня образования, - говорится в этой Программе,- республика находится в зоне политической и социальной напряженности. Экономика республики подвергалась серьезным негативным воздействиям, последствия которых остро ощущаются в настоящее время. К депрессивным фактам относятся: потеря и ослабление хозяйственных связей между предприятиями республики и другими регионами Российской Федерации, трагические события октября – ноября 1992 года в Пригородном районе РСО-Алания, в результате которых республика приняла вынужденных переселенцев из РСО-Алания, военные действия в Чеченской Республике, которые увеличили число вынужденных переселенцев. Все эти факты резко обострили экономическую и социально-демографическую ситуацию в республике, что послужило побудительной причиной массового оттока из Республики Ингушетия русскоязычного населения....

Однако проблема оттока русских стояла уже в 70-80 годах. Первая причина оттока русских в эти годы связана с резким падением добычи нефти, сокращением рабочих мест, низким уровнем рабочей платы, застоем в социальной сфере, отсутствием возможности применения своих квалифицированных знаний. Вторая причина – усиленное освоение нефтеносных районов Сибири и Крайнего Севера и предоставление жилья, высокой заработной платы и других льгот. Поэтому основной отток русских из Малгобекского района происходит в тот период. За последний период несколько усилился процесс возвращения в республику лиц, ранее проживавших в ней. В настоящее время вернулось 12 семей, изъявили желание вернуться еще 28 семей. Согласно информации, представленной общероссийской организацией «Федерация союза казаков», желают вернуться в республику около 200 семьей, проживающих в настоящее время в Краснодарском и Ставропольском краях.

Решение программных задач предлагает издание нормативно-правовых документов, обеспечивающих условия для создания «Казачьего торгового фонда» как основного механизма создания первоначальных торговых мест в производстве и переработке сельскохозяйственной продукции, в производстве и реализации стройматериалов, оказании услуг населению. Казачий торговый дом предлагается разместить на территории станицы Троицкая или ст. Орджоникидзевская, с учетом того, что сельскохозяйственное производство будет развиваться на базе бывшего кооператива «Казак».

Другим необходимым мероприятием программы является строительство для возвращающихся семей. Предполагается ежегодно обустраивать тридцать семей. Квалифицированные специалисты будут привлекаться к восстановлению и развитию хозяйства нефтекомплекса и агропромышленного комплекса...

Вверяясь надежде.

... Да, программа, утвержденная правительством, продуманная, вбирающая в себя самые различные вопросы. Анна Андреевна – из числа тех, кто приехал уже, вверившись надежде и внутреннему зову, интуиции, что здесь их дальнейшее будущее.

«Я говорила уже Таисии Васильевне, - рассказывает Анна Андреевна, - что мне не нужен отдельный дом, квартира, лишь комната, свой угол. Может написать в Дом престарелых - это еще лучше. Меня устраивает любое решение, лишь бы я могла изредка посещать могилы родных. Да и мне здесь умирать»...

Таисия Васильевна мягко перебила ее: «Да что вы говорите, Анна Андреевна? Вам жить и жить! А угол, как вы говорите, для вас найдем. Сейчас сделаем вот что: вам надо прийти в себя, отдохнуть с дороги, привести себя в порядок – пойдем ко мне прямо сейчас, а с завтрашнего дня будем решать ваши проблемы: и с жильем, и в паспортно-визовой службе с регистрацией, и с пенсией, не волнуйтесь, все будет хорошо! А пока погостите у меня!

Она помогла ей подняться, одеться и, бережно поддерживая гостью под руку, вышла с ней на улицу в направлении к своему дому. Долго мы смотрели им вслед: Страшно в 80 лет оказаться без крыши над головой, без поддержки близких...

Пока Анна Андреевна гостила у Таисии Васильевны, хозяйка тем временем взяла ее заботы на себя...

... Позже дальнейшей судьбой Снеговой я поинтересовалась у Лизы Бекхановны Гайтукиевой, заместителя главы администрации нашего города, председателя комиссии по работе с русскоязычными населением.

-Хорошо, что есть такой человек, как Таисия Васильевна, - подметила она в начале своего короткого интервью, (говорили с ней и о вышеупомянутой программе по возвращению и обустройству русскоязычного населения, затрагивали различные вопросы, переходя иногда на философские размышления о родине).

Это надо наблюдать: по природе своей человек должен быть настолько добрый, настолько много души в нем должно быть, чтобы не пройти мимо горя. Для Снеговой это – горе, она поехала к сыну, вернулась. Приехала, чтобы здесь и умереть, потому что здесь ее родина, здесь она работала, здесь на пенсию ушла. Несмотря на свой возраст, Анна Андреевна довольно активная, бодрая женщина.

Таисия Васильевна активно взялась решить ее вопрос и забрала ее к себе домой: решила вопросы, связанные с паспортно-визовой службой, - Снегова же приехала сюда со своим казахстанским паспортом – гражданство у нее не российское и прописана она там же. Вот сколько проблем для 80-летней бабушки!

Сейчас мы временно определили ее в горбольницу № 2, чтобы ее там немного подлечили: сколько она пережила. А Таисия Васильевна выезжала в Назрань, в паспортно-визовую службу: Анну Андреевну зарегистрировали у нас. Решен вопрос в нашем Малгобекском пенсионном фонде о восстановлении ее пенсии здесь. Вот такая конкретная опека Таисии Васильевны - она бесценна для самой женщины, чтобы она сложила свое мнение о нашей республике. Прежде всего я считаю, что Таисия Васильевна держит имидж республики таким вот образом, понимая всех, кто приезжает сюда. Да если сегодня к нам в республику кто приедет, то половина из них, вернее, даже 99 процентов приедут из-за нее: если такая женщина здесь живет, значит, тут хорошо! Надо отдать ей должное: она умеет преподнести нашу республику, чтобы вновь в людях всколыхнулась надежда...»

... Ну, а сейчас, когда решены вопросы с регистрацией Анны Андреевны в нашей республике, с назначением пенсии, пока она поправляет здоровье в больнице, где главврачом Тагир Мухаметович Марзиев, замечательный человек и депутат Народного Собрания РИ (с чем мы его от всей души поздравляем и желаем ему больших успехов на этом поприще!) и Лиза Бекхановна Гайтукиева, и Таисия Васильевна Чурилова думают над тем, куда определить после лечения Анну Андреевну: проб много, и надо выбрать самый удобный вариант для нее. Во всяком случае, можно с уверенностью сказать сейчас – Анну Андреевну приняли здесь, в Малгобеке, в родной для нее Ингушетии.

З. Солтукиева, газета «Ингушетия», 10.01.2004 г., №2 (1121)

Фотогалерея